Начало

С чего все начиналось? Конечно же, с чистого листа. Когда старая жизнь рухнула и я устала собирать ее осколки поломанными руками, в надежде, что все еще можно склеить. Склеить ничего нельзя было.
Високосный год. Депрессия. В кармане распечатка снимков с КТ и усталость.

Казалось, каждый новый день преподносил по одному неприятному сюрпризу. Тогда я не знала, что делать с собой. Новая жизнь еще не началась, а у меня не было сил ее придумывать и обустраивать. Вместо этого я снова взяла билет в Индию, в один конец.

Дождливым декабрьским вечером мы с Амиром сидели в кофейне. Я вела никуда не ведущие монологи и тщетности бытия, а Амир слушал. — А может быть я куплю камеру и начну снимать? Надо делать хотя бы что-то. Тем более там, на юге, — рассуждала я. — Посылай снимки в National Geographic, мало ли, — ответил друг. — Снова буду заниматься в фотошопе, не зря же я изучала его с 19 лет. — Алина, не покупай камеру, возьми мою. Она лежит без дела, а тебе надо понять, твое ли это. Когда понадобится, я ее заберу. В Индию я летела не одна, а в компании Canon Rebel. Я снимала все: бамбуковые лампы в кафе, волны, друзей, байки, местных бедуинов-котов. Снимала, внимание, не на автомате. Настройки я выставляла наугад. Каждый раз смотрела, что получается. Мечтала понять все эти таинственные iso, F8, 1/125 и стать уверенным пользователем. Подруга иногда помогала с настройками. После произошел поворотный момент. Друзья познакомили меня с итальянским фэшн фотографом Роберто. Он жил неподалеку, прямо у моря. Пригласил меня на фотосессию. Съемка проходила в его доме. Кто знает нехитрый гоанский быт, вспомнит, как выглядят маленькие аскетичные комнаты. В такой комнате Роберто умудрился организовать студию. Черная ткань на стене, теплый боковой свет. Меня он завернул в какой-то странный кусок черной материи. Увидела себя в зеркало и ахнула. Образ был шикарен. На что Роберто ответил: «Я фэшн фотограф, могу завернуть тебя в любую тряпку и ты будешь красавицей». Съемка длилась ровно 6 часов. За окном +35, по крыше прыгали мартышки. — Cazzo que caldo, — то и дело восклицала я, а Роберто смеялся. Мы передавали друг другу джоинт и продолжали этот «танец». Снимки Роберто отдал сразу. Стоит ли говорить, что без ретуши они были идеальны? И, знаете, впервые я поймала это состояние нирваны, в которое сейчас вхожу как только беру в руки камеру. Энергии поднимаются по позвонку вверх, я соединяюсь со всем вокруг, обращаю внимание внутрб себя, а взор на того, кто с камерой (или за камерой) и происходит волшебство, просветление, любовь, сатори, как хотите назовите. Одна из веских причин, почему я так люблю свою работу. После съемки я поняла, что хочу фотографировать людей. Постигать это состояние и раскрывать красоту в себе и других. Каждое утро я выходила гулять с камерой, а вечером сгружала фото на лаптоп, а потом ретачила в фотошопе с вывернутыми до предела clarity и гордо выставляла в сеть. Видели, да? Я патограп! Сейчас я с таким умилением вспоминаю об этом, но тогда я была полна иллюзий о том, что наличием камеры и правда все заканчивается. Нажимай кнопку и все готово. Ребятам мои снимки нравились. Иногда они были моей валютой: ты везешь меня кататься по окрестностям штата, а я тебя фотаю и через пару дней у тебя будут воспоминания о поездке. Или, бывало, приглашали на всякие йога-тренинги с просьбой поснимать, и заодно принять участие. Это было удобно. Тогда я еще не знала всех преимуществ владения этой маленькой техникой. Смотрела на фото друзей, крутых фотографов и пыталась понять КАК они снимают людей настолько красивыми? Ответов я не получала и потому, решила копать вглубь. Изучать самостоятельно, пока в Индии, а по приезду домой записаться на базовый курс.